Пятница, 21 июня
Рига +13°
Таллинн +14°
Вильнюс +15°
kontekst.lv
arrow_right_alt Интервью

Почему в Латвии цены на электричество так долго были самыми высокими и можно ли верить в их понижение?

Председатель правления Augstsprieguma tīkls Роландс Ирклис. © Ģirts Ozoliņš/MN

Одним из условий вступления Латвии в Евросоюз был отказ государственного предприятия Latvenergo от сетей высокого напряжения, чтобы это не мешало притоку в Латвию дешевого скандинавского электричества. Для доставки дешевого электричества от границы Латвии до распределительных сетей было учреждено государственное акционерное общество Augstsprieguma tīkls (AST), однако относительно дешевое электричество начинает поступать в страну с 20-летним опозданием. О ситуации рассказывает председатель правления Augstsprieguma tīkls Роландс Ирклис.

Почему сегодня средняя цена электричества на бирже в Латвии выше, чем в Финляндии?

Зато завтра электричество в Финляндии будет дороже, чем в Латвии. Цены меняются непрерывно. Следующей ночью стоимость электричества в Финляндии будет дешевле, чем ночью в Латвии, днем у нас будет дешевле, а вечером цена будет одинаковой.

Межсоединения между странами помогают выравнивать цены — не всегда, не каждый час, но в очень многие часы и много раз в течение суток цены одинаковы. Таким образом, выигрывают потребители, ведь если цены в какой-то стране выше, а мощность межсоединений достаточна, то электричество идет в область более высоких цен и выравнивает цены.

В долгосрочной перспективе производители электричества тоже находятся в выигрыше, поскольку на ограниченном рынке цена на электричество может упасть очень низко, это происходит, когда для производителей ветряной энергии дует очень сильный ветер или у производителей солнечной энергии слишком много солнца. Межсоединения позволяют доставлять электричество туда, где в какой-то момент условия для его производства не столь благоприятны.

Предприниматели жалуются на трудности конкуренции с предпринимателями из соседних стран, потому что в соседних стрпанах цены на электричество в среднем все же ниже — даже если не всегда и не у всех...

Это значит, что мощности межсоединений пока недостаточно, но это не значит, что мы не были в выигрыше и не получали электричество и по хорошим ценам. В контексте Балтии Латвия выделяется тем, что лучше всего обеспечена источниками энергии. После закрытия Игналинской АЭС в Балтии возник очень большой дефицит энергии, который литовцы сейчас сокращают за счет больших ветряных и солнечных станций, но дефицит по-прежнему имеется, и он покрывается за счет электричества из Латвии, а это тянет вверх цены и в Латвии.

Существенно более низкие цены на электричество многие годы были в Эстонии, но теперь Эстония это свое преимущество перед Латвией почти что утратила.

В Эстонии цены отличались от цен в Латвии и Литве, но были близки к финским. Теперь построено третье латвийско-эстонское межсоединение, одно из старых межсоединений реконструировано, завершается реконструкция и второго, а в Финляндии развивается новая генерация электричества, в том числе атомная. Таким образом, тот затор, который ранее был на латвийско-эстонской границе, теперь частично переместился на эстонско-финскую границу. Цены в Эстонии и Латвии стали очень похожими, но с Финляндией есть различия. В настоящее время происходит ремонт самого мощного эстонско-финского межсоединения Estlink2, при использовании которого цены в Эстонии и Латвии были бы больше похожи на финские.

То есть, мы будем строить, строить и еще раз строить новые межсоединения для импорта электричества? Или будем развивать собственные мощности, а потом строить соединения для экспорта электричества?

Будем делать и то, и другое. Существует большой интерес к генерации электричества в Латвии. У нас, в Augstsprieguma tīkls, зарезервированы мощности подключения новых производителей объемом 6000 мегаватт и есть реальные проекты, где ведется строительство. Это тоже способ выравнивания цен — то, что мы создадим достаточно мощностей по переработке возобновляемых энергоресурсов, и цены на электричество в Латвии приблизятся к ценам в Финляндии и Швеции.

Но это не исключает строительства новых межсоединений. Ближайшим и наиболее реальным является четвертое соединение с Эстонией в рамках ELWIND. Это будет подводное соединение между двумя ветряными парками — между Лиепаей и Вентспилсом и у острова Сааремаа. Но по этому же кабелю можно было бы передавать электричество и в обычном порядке для выравнивания цен между двумя странами. К этому межсоединению существует интерес со стороны Германии. Германия видит большой потенциал для производства возобновляемой энергии в Балтии, где могут образоваться достаточно низкие цены на электричество. Поэтому в сотрудничестве с немецким оператором 50Hertz ведутся исследовательские работы, анализ издержек и выгод в связи с Baltic WindConnector — кабелем на 2000 мегаватт от берегов Балтии до Германии.

В качестве довольно реального проекта обозначилось и третье межсоединение между Эстонией и Финляндией. В этом году мы проводим исследование и о латвийско-шведском соединении.

Звучит бодро, но запоздало. Почему все это не было готово к моменту закрытия Игналинской АЭС?

Межсоединения сейчас строят из-за того, что возобновляемая энергия плохо контролируется: солнце светит тогда, когда светит, и ветер дует тогда, когда дует. Но ветер дует и солнце светит не во всех странах одновременно. В связи с этим межсоединения позволяют поставлять электричество туда, где в данный момент условия для производства электричества неблагоприятны.

Значит, нас обманывали, уже давно обещая дешевое электричество?

Нет, мы уже сейчас получаем более дешевое электричество каждый день. Более редкими являются случаи, когда производство электричества является более дешевым у нас, и мы экспортируем электричество.

Об этих редких случаях мы говорим очень громко. Широкий резонанс получил рекорд цен на электричество, случившийся в Латвии 5 января: тогда взлет цены обеспечил экспорт электричества в Финляндию, финны не смогли справиться со своей АЭС.

Цены были высокими, но Балтия оставалась надежно обеспеченной электричеством. Оба кабеля Estlink на тот момент работали, финнам требовалось много электричества из Балтии. Мы смогли экспортировать электричество. В Финляндии, правда, ситуация была напряженной, их оператор призвал ответственно отнестись к потреблению электричества. 5 января стало хорошим примером того, что нельзя обойтись только ветром и солнцем. В январе не может быть много солнца, похолодание совпало с безветрием, из-за холодов резко вырос спрос, поскольку отопление в Финляндии в значительной степени переведено на электричество. Это значит, что необходимы и контролируемые мощности, которые можно запускать и останавливать по мере необходимости.

Незаменимыми оказались газовые турбины Latvenergo, в адрес которых иной раз высказывают критические слова, — за использование ископаемых ресурсов, даже если это уже не зависимость от российского природного газа.

Никто не запрещает этим турбинам работать и дальше. Вопрос в стоимости — каковы цены на природный газ, какова стоимость квот на выбросы углекислого газа, как часто эта энергия будет востребована на рынке? Когда солнечная и ветряная энергия будут на рынке, спрос на использование ископаемого топлива будет все больше падать, потому что переменные затраты на производство солнечной и ветряной энергии очень малы, в принципе, никакие. Большие затраты — это фиксированные затраты на строительство электрических производств. А потом газ больше покупать не надо, и возобновляемая энергия вытесняет с рынка ископаемую энергию.

Но рынок должен двигаться к решениям, дающим возможность платить производителям контролируемой энергии за то, что они поддерживают доступные, но неиспользуемые производственные мощности. Таким образом, использование природного газа имеет свой потенциал. Газ производит меньше выбросов, чем уголь или эстонский горючий сланец, и газовую электростанцию гораздо легче запустить или остановить.

Сколько времени нам еще придется ожидать притока дешевой электроэнергии в систему передачи или на рынок?

Тенденции мы уже чувствуем. Средняя цена электричества в прошлом месяце [апреле] в Латвии была самой низкой за последние три года. На это повлияло и количество воды, доступное Даугавским гидроэлектростанциям, но много воды было и в прошлом году, когда цена на электричество была выше. В этом году к воде впервые в заметном количестве прибавилась солнечная энергия. Еще в апреле мы пережили негативные цены на электроэнергию, которые имели место и в середине лета прошлого года. Источники возобновляемой электроэнергии в Латвии и других странах обеспечивают то, что цены на электричество в середине дня, в основном, ниже, чем ночью, что исторически нетипично. Развитие ветряных парков в Латвии отстает от Литвы и Эстонии, но проекты развиваются и у нас, и уже в ближайшем будущем благодаря ветряным паркам цены на электричество в Латвии снизятся.