Четверг, 30 мая
Рига +22°
Таллинн +21°
Вильнюс +24°
kontekst.lv
arrow_right_alt Интервью

Политолог Янис Икстенс: Кариньш даже не понимает, что он натворил

© Lauris Aizupietis/F64

Менее чем через месяц, 9 июня, состоятся выборы в Европарламент. Профессор Латвийского университета, политолог Янис Икстенс ответил на вопросы об этих выборах и их влиянии на политические процессы как в Латвии, так и в Европе в целом.

В чем заключается самая большая интрига этих выборов в Европарламент, если такая интрига вообще имеется? С точки зрения Латвии.

Тогда сначала надо договориться о том, что такое интрига. Интрига — это, видимо, что-то неизвестное и одновременно важное.

Я имел в виду то, на что следовало бы обратить внимание. Что будет самым интересным для людей на этих выборах?

В связи с Европарламентом у людей, наверное, намного меньше интересов, чем в связи с Сеймом или своим самоуправлением. Если вернуться к вопросу об интриге, то мне кажется, что важным и не до конца понятным является следующее: получит ли Национальное объединение больше мест, подчеркиваю — мест, а не голосов, чем «Новое Единство». Если это случится, это станет еще одним ударом по «Новому Единству» и одновременно подбодрит Национальное объединение.

Но на основании результатов выборов в Европарламент я бы не спешил делать какие-то далеко идущие выводы об итогах, скажем, выборов в Риге в 2025 году или выборов в Сейм в 2026 году. Но в любом случае, если случится то, о чем я сказал, это будет еще одной каплей в чаше страданий «Нового Единства». Это и было бы главной интригой, потому что со всеми другими все более или менее ясно — «Согласие» пройдет, то есть, получит один мандат, «Прогрессивные» тоже получат один мандат.

«Прогрессивные» на этих выборах — это, можно сказать, новая сила. Они существовали и раньше, но сейчас «Прогрессивные» — партия правящей коалиции, а значит, серьезный, настоящий игрок. Могут ли они отодвинуть «Единство» в сторону и обогнать его?

Если измерять мандатами, то такую большую поддержку «Прогрессивные» не получат. Если измерять голосами, то, пока не похоже, что такое может произойти, а если бы все-таки произошло, то возникло бы много вопросов. Но я действительно не думаю, что «Прогрессивные» могут получить два мандата на этих выборах.

Сколько мандатов может получить «Единство»?

Один мандат им почти гарантирован. Вопрос в том, сможет ли «Новое Единство» получить второй мандат, учитывая те проблемы, которые всплыли за последние полгода или за чуть более долгий срок. Понятно, что получение трех мандатов сейчас выглядят невозможными

Два мандата можно воспринимать как хороший результат?

Я бы сказал, что два мандата — это тот верхний рубеж, на который «Единство» может рассчитывать на этих выборах.

Тогда возникает следующий вопрос. Если бы мы говорили полгода назад или раньше, то в том, кто получит второй мандат, не было бы больших сомнений: первый — у Валдиса Домбровскиса, второй — у Кришьяниса Кариньша. Есть ли сейчас у Кариньша шансы получить этот второй мандат?

Нет, я их не вижу.

То есть, можно сказать, что политическая карьера Кариньша завершилась? О должности генерального секретаря НАТО, еврокомиссара или президента какого-то крупного европейского банка вообще говорить не будем.

Мечтать не запрещено, и мечты зачастую являются тем, что у нас остается. Но в данный момент у меня есть ряд соображений о том, почему его политическая карьера, по крайней мере, на выборных должностях может закончиться. Кроме того, судя по высказываниям Кариньша, он даже толком не понимает, что он натворил и как фальшиво тянет мелодию. Если вспомним часто публикуемое видео с шествия на Празднике песни, где Кариньш вместе с ведущими программы задорно спел песню. В данном случае он поет совсем фальшиво.

Кариньшу в партии никто не говорит — ты нас всех тянешь вниз?

Не знаю. Это надо спрашивать у людей из партии, а те робкие сигналы из «Единства», которые доходят до внешнего мира, не производят какого-то очень определенного впечатления. Сейчас наступает момент, когда на стенах домов начинают появляться плакаты с лицами. Шлесерс, Домбровскис, еще кто-то, а Кариньша нет, хотя он второй номер чисто теоретически. Это один сигнал. А второй сигнал из той же серии был таким: когда господина Юревица, который является руководителем фракции «Единства», журналисты спросили, как Кариньша будут использовать и продвигать в предвыборной кампании, ответы были явно уклончивыми. В связи с этим я делаю вывод, что Кариньша не будут показывать широкой публике.

Могут ли выборы в Европарламент каким-то образом повлиять на внутриполитическую ситуацию и стабильность правительства?

Есть два момента, на которые я бы обратил внимание. Первый — как результаты «Единства» на выборах воспримет верхушка «Единства». Депутаты Сейма от «Единства», наиболее видные представители самоуправлений. Не возникнет ли у них какое-то волнение или даже отчаяние по поводу будущего партии. Если что-то подобное появится, то мы увидим, что отдельные представители партии начнут производить действия с раскольническими элементами. Особенно это может актуализироваться перед муниципальными выборами в следующем году, когда некоторые могут начать искать какую-то лучшую стартовую платформу. Это первое.

Второй момент, который может быть ближе по времени, связан с уже упоминавшимися «Прогрессивными». В последнее время появились сигналы о том, что «Прогрессивные» могут захотеть сказать свое слово о выборе еврокомиссара, что традиционно является выбором премьера и премьерской партии. Если «Прогрессивные» на выборах набирают сопоставимое количество голосов или даже набирают больше голосов, чем «Новое Единство», то это может способствовать какому-то трению и очень обоснованным вопросам: погодите, погодите, почему это мы сразу хотим отдать этот пост комиссара Домбровскису?

Положение «Прогрессивных» в коалиции таково, что только вместе с «Единством» они могут находиться в правительстве. Элина Пинто, которая сделала эти намеки по поводу еврокомиссара, не входит в круг самых влиятельных «Прогрессивных». Исходя из этого, есть ли вообще у «Прогрессивных» какие-то реальные рычаги, чтобы тормозить продвижение комиссара от «Единства»?

Всегда можно выйти с какой-то публичной дискуссией о том, как нам следует правильнее действовать. «Прогрессивные» могли бы прекрасно разыграть карту открытости, прозрачности и подобных идей. Устраивать, например, какие-то дискуссии кандидатов. Вариантов, как публично проявиться, достаточно много. Я даже не думал о госпоже Пинто как о потенциальном кандидате. Она не подходит для должности еврокомиссара из-за своего предыдущего опыта, но там могут быть и другие желающие. Например, Мартиньш Стакис, который на этих выборах, скорее всего, наберет больше голосов, то есть, больше баллов. Поэтому такая дискуссия могла бы быть, и даже если она не увенчается какими-то существенными изменениями, то это будет еще один мазок как к коллективному портрету «Прогрессивных», так и коллективному портрету «Единства».

Если смотреть на Европу в целом, какие изменения ожидаются в новом Европарламенте?

Я, конечно, не буду делать вид, что знаком с ситуацией во всех 27 странах-участницах. Могу опираться только на те обобщенные прогнозы, которые доступны публично. Эти прогнозы в целом таковы — левые партии проиграют, а правые наберут больше мест. Что это будет означать практически, насколько велики будут изменения, какой будет следующая Еврокомиссия, кто станет президентом будущей Еврокомиссии, об этом еще рано говорить.

Другой момент, который во всей этой истории иногда ускользает, состоит в том, что среди так называемых правых партий будет не только группа европейских народных партий. Нам, возможно, придется иметь дело и с другими политическими силами. Всякими орбанистами и тому подобными. И поэтому нет ясности по поводу того, насколько замечательно это будет с точки зрения интересов Латвии. Если там полно разных прикормленных Россией политических лидеров, то это ничего радостного нам не сулит. Я здесь не имею в виду конкретно самого Орбана. Только что был свежий скандал с AFD («Альтернатива для Германии»), поэтому придется смотреть, кто конкретно будет избран, какие конкретно политические силы, и в какие политические группы они войдут. Эта история о правых и левых — картинка, нарисованная очень широкими мазками. Придется смотреть более нюансированно. Как мы видим по некоторым исследованиям, в самом большом выигрыше могли бы оказаться не самые разумные правые, а те, которые до сих пор были весьма маргинализированными. Сначала нужно будет увидеть конкретный состав парламента, и только тогда мы сможем судить о том, насколько это выгодно или невыгодно, если смотреть с точки зрения интересов Латвии.

Какие результаты выборов Европарламента могут быть самыми выгодными для Латвии?

Вопрос — каковы национальные интересы Латвии? Это вечный деликатный вопрос, на который ни у кого нет четкого ответа. Если кто-то способен определить это хотя бы для себя или в каком-то более широком понимании, то он может четко об этом говорить, потому что если вы спросите об этом у человека правых взглядов, то у него будет одна оценка, а у людей левых взглядов, например, сторонников «Прогрессивных», это может быть совсем другое.