Четверг, 30 мая
Рига +22°
Таллинн +21°
Вильнюс +24°
kontekst.lv
arrow_right_alt Интервью

Военный эксперт Игорь Раев: «Истребители F-16 у Украины обязательно будут»

© Ģirts Ozoliņš/MN

Военный аналитик, полковник запаса Латвийской армии, депутат Сейма Игорь Раев считает, что Украину ожидает очень тяжелое лето.

На какое время Украине хватит этой помощи в 61 миллиард долларов? Как быстро эта помощь будет доставлена в Украину?

Начнем с того, что время не измеряется деньгами, и поэтому сказать, на какое время этого хватит, нельзя. На данный момент мы также не знаем, что специфическое имеется в этом пакете. Мы знаем общее распределение — 23 миллиарда предназначены для раздела с названием «Замещение вооружений США». Это означает, что подразделения США отдадут Украине то, что в этих подразделениях имеется, а для них произведут новое. Это та часть, которую украинская армия получит очень скоро, мы видим, что в польском городе Жешуве, где находится главный центр снабжения Украины на польской территории, уже сформированы колонны, на трейлерах стоят машины, сотни боевых машин Bradley. Трейлеры готовы отправиться в Украину. Об остальных деталях пока сложно говорить.

Второй раздел — это производство для Украины новых современных систем вооружения. Это 14 миллиардов долларов. Это системы противовоздушной обороны, но это означает производство. Что займет время и не даст мгновенного эффекта, эти системы Украина получит не сразу.

Еще 11 миллиардов предусмотрены на программу безопасности и обороны Украины, эта программа включает в себя работу американских инструкторов, находящихся в Украине, американских советников, это обучение и подготовка украинских сил.

Четвертая часть — это восемь миллиардов на так называемые невоенные расходы, это деньги, которые выделяют Украине на поддержание страны, чтобы страна вообще могла функционировать, чтобы платили пенсии, зарплаты, в том числе зарплаты солдатам. Мы знаем, что доходы у Украины такие, какие они есть, индустрия разрушена. Поэтому такие внешние платежи очень важны, чтобы страна вообще могла бороться с оккупантами.

Ситуация на фронте останется очень тяжелой, о чем вы рассказываете в своих обзорах. Мы хотим, чтобы Украина не проиграла эту войну. Поможет ли это оружие хотя бы удержать нынешние позиции?

Надо понимать, что эффект последует не сразу. Если мы увидим этот пакет помощи, эту технику на 23 миллиарда, которая сейчас находится в Польше, то эффект будет очень быстрым. Все время возникал вопрос о том, что происходит с теми резервами, которые украинцы тренируют, изначально это было около десяти бригад. Сейчас количество бригад сократились до пяти, потому что пять бригад уже отправили на линию фронта, но все время оставался вопрос, где они возьмут экипировку. Сейчас понятно, что это экипировка, рассчитанная на эти бригады.

Да, сейчас в нескольких местах ситуация тяжелая, особенно возле населенного пункта Очеретино, это Авдеевское направление. Там совсем печально, но надо понимать — если сражение проиграно, оно проиграно. Но проигранное сражение не значит, что проиграна война. Это значит, что надо отступить, перегруппироваться и сражаться на следующий день. Это то, что нужно делать. Эти весна и лето будут чрезвычайно трудными для украинской армии, и мы увидим, каким будет исход боев.

Как вы видите ситуацию с российскими ресурсами? Россия мобилизовала экономику, сможет ли она заместить хотя бы столько, сколько теряет?

Вам не понравится мой ответ, но в целом да. Если мы придем к войне ресурсов, ресурсы против ресурсов, то Украина проигрывает. Украина меньше, и у нее меньше техники и меньше людей. Это значит, что эта война должна перейти в другую фазу. Потому что если просто меряться — танк против танка, солдат против солдата, то исход войны уже ясен. Должны быть другие виды военных действий, использование другой тактики, которая приведет Украину к победе.

Значит, вы считаете, что Россия готова продолжать войну еще и еще?

Да. Еще года два-три.

Каким вы видите потенциальный итог войны? Это будут мирные переговоры, на которых Украину будут вынуждать отдать территории?

Мне однажды уже задавали этот вопрос, и я сразу даже не смог на него ответить — что предложить Украине. Но позже у меня возник ответ — у нас, у Латвии, однажды уже было соглашение за нашей спиной (имеется в виду 1945 год, когда после окончания Второй мировой войны Латвию против нашей воли оставили в советской оккупации, продолжавшейся до 1990 года). Поэтому я бы не хотел, чтобы президенты или руководители какой-либо другой страны вместо Украины принимали решение о том, что делать с территорией Украины. Это задача Украины, ее ответственность, и решение может принимать только Украина. Все в руках ее руководства, только руководство и народ Украины должны решать, что делать с украинской территорией.

Мир недавно пережил атаку иранских дронов и ракет по Израилю, во время этой атаки Иран запустил большое количество самых современных дронов и ракет, а западная техника все их сбила. Это хорошая новость?

Да, это хорошая новость. А еще хорошая новость состоит в том, что у нас очень хорошие разведывательные системы, которые помогают выявлять все эти угрозы. В то же время следует понимать, что даже такое технологически развитое и сильное в военном отношении государство, как Израиль, не могло бы в одиночку отразить это нападение, если бы не было помощи союзников — США, Великобритании, Франции. Французский корабль принимал участие, и некоторые арабские страны также принимали участие в отражении этой атаки. Сегодня ни одна страна не является настолько сильной, чтобы она могла воевать сама по себе. Как мы видим, даже вроде бы у сильной России без поддержки КНДР и Ирана дела бы шли довольно плохо.

Про самолеты-истребители F-16 для Украины. Вы согласны с тем, что настал момент, когда у Украины действительно будут эти истребители?

Думаю, да. Истребители обязательно будут. Сейчас и другие страны подключились. Сначала только Дания и Нидерланды, а теперь и Бельгия, и другие страны высказывают желание передать свои истребители Украине. Поэтому здесь, скорее, вопрос в том, сколько у Украины пилотов, которых можно посадить за штурвал этих самолетов. В появившейся информации о возможных американских подарках, в том числе ракетной и всей остальной технике, есть две очень интересные строчки: одна — это оборудование для аэродромов, а вторая — бомбы. У россиян есть FAB-бомбы, у американцев тоже есть такие системы. Такие бомбы внесены в список. Но таких бомб там не было бы, если бы они предназначались для оставшихся самолетов MIG или SU, которые есть у украинской армии. Они точно предназначены для истребителей F-16.

Мы хотим, чтобы Украина сохранила свои территории — Крым, Донбасс, Запорожье, Херсон. Как вы считаете, может ли это произойти без непосредственного военного участия стран НАТО?

Французы активно работают в публичном пространстве. Я бы не хотел спекулировать в этом вопросе, но очевидно, что Украина в одиночку сделать это не сможет. Украине понадобится поддержка, какой будет эта поддержка, и каким образом она будет оказана, пока не будем гадать.

Есть ли вероятность того, что НАТО может вступить в войну?

НАТО, скорее всего, нет, но всегда существует опция Coalition of will (добровольная коалиция) — страны, которые одинаково мыслят и действуют одинаково. Такой вариант всегда существует. Возможно, мы увидим что-то подобное.