Суббота, 20 апреля
Рига +3°
Таллинн -1°
Вильнюс +6°
kontekst.lv
arrow_right_alt Начало

«В бальных туфельках по сибирским снегам». В Театре Чехова поставили спектакль на русском и латышском по пьесе политика Сандры Калниете

© Инесе Калниня

Спектаклем по книге Сандры Калниете об истории ее семьи, пережившей сталинские репрессии, Рижский русский театр имени Чехова закрыл очередной сезон и открыл новую страницу в своей биографии.

Книга одной из ключевых фигур Атмоды, политика и дипломата Сандры Калниете «В бальных туфельках по сибирским снегам» вышла в Латвии в 2001 году. С тех пор она стала международным бестселлером и была переведена на 15 языков, в том числе и на русский (текст можно найти, например, на портале «Сахаровского центра»).

Сандра Калниете на премьере спектакля / Мерседес Маргоит

В этой книге Сандра Калниете рассказывает историю своей семьи — трагичную и, увы, типичную для Латвии: здесь почти у каждого есть родственники, пострадавшие в годы сталинских репрессий.

Яниса, Эмилию и Лигиту Дрейфелде — дедушку, бабушку и маму Сандры Калниете — выслали из Латвии в июне 1941 года. Они не были врагами советской власти, наоборот, пытались с ней мирно ужиться, но имели несчастье оказаться «буржуями» — людьми зажиточными. Это и стало причиной того, что семья попала под каток сталинских репрессий. Из Латвии их увозили в вагонах для скота. На станции Зилупе семью разделили: Яниса отправили в Вятлаг, а Эмилию и 15-летнюю Лигиту — в ссылку в Западную Сибирь. Много лет спустя Сандра узнала, что ее дедушка погиб в лагере от голода и болезней в том же 1941 году.

В ссылке Эмилия и Лигита провели 7 лет. В 1948 году Лигите разрешили вернуться в Латвию, но через год, со следующей волной депортаций, она вновь была выслана в Сибирь. Живой свою мать Лигита уже не застала: Эмилия Дрейфелде умерла в поселке Тогур Колпашевского района Томской области в 1950-м. Там же спустя два года у Лигиты родилась дочь Сандра. Ее отцом стал такой же ссыльный Айварс Калниетис. В 1957 году, когда Сандре было четыре с половиной года, их семья наконец-то смогла вернуться на родину.

Книга «В бальных туфельках по сибирским снегам» — история семьи, окруженная подробными историческими комментариями и цитатами из архивных документов. Автор прослеживает весь крестный путь своих предков, не избегая шокирующих деталей — рассказывает, например, как ссыльные питались конской падалью или крысами. При этом Калниете старается отказаться от эмоциональности, сохраняя отстраненность летописца.

Инесе Калниня

Лаура Гроза, режиссер спектакля в Рижском русском театре имени Михаила Чехова, пошла по другому пути. Ее произведение — репортаж в места событий. Режиссер дает волю эмоциям — и своим, и актерским, и зрительским. Банальную фразу «Зал рыдал», которой часто описывают театральные постановки, на этот раз стоит воспринимать буквально: многие зрители, включая Сандру Калниете, которая пришла на премьеру, не могли удержаться от слез.

Спектакль играют в большом зале, но зрители сидят не на своих обычных местах, а в глубине сцены. Пустые же зрительские ряды выполняют роль заднего плана — уходящих за горизонт заснеженных сибирских просторов.

Все действие происходит на поворотном круге сцены — оказалось, что это старейшее театральное приспособление даже в эпоху видеоэффектов не утратило своей эффективности. С его помощью актеры изображают, как ссыльные, словно репинские «Бурлаки на Волге», тянут по реке тяжелую баржу, или как они, впряженные вместо лошади в плуг, пашут поле (подобные сцены — не аллегория, а документальные факты из жизни депортированных). Поворотный круг — это еще и монотонность будней людей, лишенных родины, свободы и надежды на будущее.

Инесе Калниня

Те самые бальные туфельки, вынесенные в заголовок книги, — не просто метафора. Это единственная пара обуви, в которой Лигита Дрейфелде оказалась в Сибири. Туфельки ей подарил брат на успешное окончание первого класса гимназии, и их она взяла с собой в ссылку, рассчитывая (о, святая наивность!), что там тоже будут балы. Понятно, что в Сибири эти замшевые туфельки на пробковой подошве долго не протянули. Сценография и костюмы для этого костюма подготовил дизайнерский дуэт MAREUNROL’S, поэтому символика одежды играет в спектакле особую роль.

Инесе Калниня

В книге Сандры Калниете упоминается зеленый шелковый костюм, в котором ее мать блистала на балу в Дубултской гимназии. В спектакле он превратился в длинное платье ярко-зеленого цвета. Но Лигита его так ни разу и не надевает, оно служит символическим атрибутом, по ходу действия выполняя роль то занавески, то одеяла, то смирительной рубашки. Одета главная героиня совсем в другое платье, желто-коричневое, с размытым цветочным узором. В начале спектакля оно новое и яркое, а по ходу действия прямо на наших глазах тускнеет, ветшает.

Инесе Калниня

Главная и единственная декорация спектакля — инсталляция из верхней одежды, которая спускается на веревках прямо на сцену. Пуховики, куртки и пальто всех оттенков черного, болтающиеся, словно висельники или привидения. Когда-то подобного эффекта достиг французский художник Кристиан Болтанский, чьи подвешенные к потолку черные пальто рождали ассоциацию с Холокостом (проект «Призраки Одессы»). У MAREUNROL’S одежда не просто висит — актеры с ней взаимодействуют.

И неслучайно эта одежда — современная. Учитывая время действия книги — 1940-е годы — наверное, можно было бы найти тулупы и ватники, максимально приближенные к тому, что тогда носили ссыльные в Сибири. Но для авторов постановки было важно провести параллель с днем сегодняшним: война в Украине вновь сделала актуальной тему репрессий и переселения народов. Как когда-то изгнанные с родины носили ватники, так теперь они носят пуховики.

Инесе Калниня

Спектакль «В бальных туфельках по сибирским снегам» уникален еще и тем, что он двуязычный. Главные героини Эмилия (Вероника Плотникова) и Лигита (Инга Мисане-Грасберга) разговаривают то по-русски, то по-латышски. Сначала эта билингвальность несколько сбивает с толку, но уже через 10 минут ты к ней привыкаешь (тем более что для удобства зрителей реплики артистов дублируются субтитрами на двух языках). Думаю, что этот прием сработал: обе аудитории — и латышская, и русскоязычная — одинаково сопереживают героям спектакля.

Актеров в этой постановке всего пятеро. Все, кроме Инги Мисане-Грасберги, которая ни на секунду не уходит со сцены, исполняют сразу по несколько ролей. Как же повезло Веронике Плотниковой, Родиону Кузьмину, Ольге Никулиной и Ивану Стрельцову: сыграть такой калейдоскоп характеров. Некоторым из этих персонажей в книге было отведено всего по паре фраз, но драматург Артурс Дицис вылепил из них полноценных героев.

После премьеры Сандра Калниете назвала спектакль «великолепным» и расцеловала всех его участников. Она призналась, что поначалу ей было нелегко узнать в артистах своих родственников, но затем все сомнения исчезли. «Да, это были Эмилия и Лигита», — призналась автор книги.

«У меня все время глаза были на мокром месте, и я боялась, как бы своими всхлипами не потревожить других зрителей, даже палец кусала. Наверное, меня больше всего тронул эпизод, когда Лигита уезжает из Сибири в Латвию, а мать ее провожает, долго глядя ей вслед и надеясь на скорую встречу. Она еще не знает, что больше они никогда не увидятся. Но я-то это знаю», — сказала Калниете rus.nra.lv.

Директор театра Дана Бйорк, режиссер Лаура Гроза, драматург Артурс Дицис и актеры спектакля / Мерседес Маргоит

Спектаклем «В бальных туфельках по сибирским снегам» Рижский русский театр начинает новый этап в своей биографии. Теперь он станет площадкой для обсуждения «неудобных» и «больных» тем — как на сцене, так и за ее пределами.

Продолжением постановки стала выставка в недавно открытой галерее театра. На ней MAREUNROL’S представили инсталляцию «Очищение», где костюмы из спектакля — то самое зеленое бальное платье и несколько пуховиков — представлены как вещи из химчистки, которые полностью очистить не удалось. Так и у многих в Латвии все еще остаются вопросы по поводу некоторых непроговоренных моментов истории. Очистить прошлое от неясностей, чтобы спокойно, без обид и тревог двигаться дальше, — это тоже было одной из задач спектакля.