Четверг, 25 апреля
Рига +6°
Таллинн +4°
Вильнюс +6°
kontekst.lv
arrow_right_alt Мнения

Зоозащитников обвинили в демонстрации трупов животных у Сейма. Они объяснили — почему у них не было другого выхода

Пикет зоозащитников у Сейма Латвии, 14 марта 2024 года © Владислав Андреев, kontekst.lv

После того, как зоозащитники 14 марта провели возле Сейма пикет, на них обрушились упреки — за нарушение норм этики из-за выставленных гробов с настоящими трупами животных. От имени организаторов пикета «Требуем контроля за всеми заводчиками!» на эти упреки ответила Гундега Бидере, руководитель общества защиты животных Ķepu-ķepā. Kontekst.lv публикует полную версию ответа зоозащитницы.

После состоявшегося 14 марта возле Сейма пикета в адрес защитников животных прозвучали резкие упреки — по поводу этики. Но пока мы, защитники животных, отправляем информацию и материалы в качестве доказательств в Государственную полицию, Продовольственно-ветеринарную службу, до тех пор все в порядке, потому что значительная часть общества предпочитает быть слепой — не хочет видеть того, что неприятно и заставляет мурашки бегать по коже.

Только, к сожалению, если идти этим правильным путем, то не следует реакция, не происходят изменения, и все продолжается, как и прежде. Но тут бешеные спасатели животных решили показать вам чересчур острую сторону. Так, чтобы никто не мог отвернуться и сказать, что этого не было. Нет, нет — животные не умирают. Нет, нет — у нас все в порядке. Эта проблема назревала в течение длительного времени.

Гундега Бидере, организатор пикета, глава Общества защиты животных и приюта Ķepu-ķepā / Владислав Андреев, kontekst.lv

Насколько этичным для вас является регулярное сжигание трупов животных в официально зарегистрированном питомнике Zak DE Lux, так как эти животные родились слишком больными? Насколько этичной кажется обществу торговля больными мейн-кунами из официально зарегистрированного питомника. Сколько раз мы предупреждали о собачьем питомнике Lieldeviņzare [Уже после пикета Продовольственно-ветеринарная служба изъяла из этого питомника более 100 собак — Прим.ред.]? В нем находилось более ста маленьких собачек, которые свободно размножались. А что происходит с лишними, которых не купили? А что происходит с теми, кто болен? С теми, кто продан хозяевам, не готовым к таким проблемам со здоровьем и поведением животного? Это приемлемо?

Мы боремся с этим каждый день! С квартирами, где находится множество кошек или собак, засунутых в маленькие клетки. Мы регулярно указывали на эти проблемы государственным органам, средствам массовой информации и общественности, но не были услышаны.

Мы ходили на заседания комиссии Сейма по народному хозяйству, комиссии по аграрной, экологической и региональной политике и говорили. Отправляли депутатам доказательства произошедших случаев. Тут, конечно, возникает вопрос, было ли у депутатов время, чтобы это прочитать. Если не было времени, то почему они являются представителями народа в Сейме? Если же время было, но не последовали никакие действия, тот же вопрос — почему они являются представителями народа в Сейме? Почему нет никакого ответа, реакции, действий?

Депутаты Сейма поглядывали в сторону пикетчиков и гробов с животными, но общаться с зоозащитниками не решились / Владислав Андреев, kontekst.lv

Защитники животных позволили себе показать широкой общественности худшую, теневую сторону в спасении животных. К сожалению, смерть животных — естественный процесс. Но не должны умирать маленькие, только что родившиеся, больные, не прожившие свою жизнь.

Мы ужасаемся, сколько трупов одновременно привезли к Сейму, чтобы показать, чтобы открыть глаза каждому члену общества, потому что пока мы, защитники животных, только рассказываем вам ужастики с подтверждающими материалами, отправляем их в Госполицию, Продовольственно-ветеринарную службу, ничего не меняется.

Полицейские просили накрыть гробы с животными крышками, но зоозащитники отказались это делать до начала заседания Сейма / Владислав Андреев, kontekst.lv

Большинство общества не видит суровой реальности. Излишне говорить, что питомник Lieldeviņzare вплоть до конца 2023 года был официальным, зарегистрированным в Центре сельскохозяйственных данных (Lauksaimniecības datu centrs), а это значит — легальным местом. Излишне говорить, что в питомник мейн-кунов неоднократно приезжала Продовольственно-ветеринарная служба, но ей двери не открывали, поскольку частная собственность священна. Потому что нет правил, в которых предусмотрен надзор и контроль за питомниками.

Это нормально и этично? Очевидно, да, потому что для кого-то это хороший бизнес и прибыльный источник выручки. Мы долго на это указывали, говорили, рассказывали, но кому-то очень выгодно, чтобы никакого полного контроля и надзора не было никогда.

В Латвии теневая экономика в сфере торговли животными составляет около 90 миллионов евро. Вы можете осознать?! 90 миллионов! В странах Евросоюза в общей сложности 1,3 млрд. Это не заставляет задуматься?

Нас не услышали, когда мы говорили о том, что во многих питомниках торгуют больными животными, которые в результате умирают. Нас не услышали, когда мы говорили, что в питомниках животные долгое время — годами, живут в клетках, тесноте, они изнурены без полноценного питания и воды; в условиях, которые любому адекватному владельцу животных показались бы ужасающими.

Пикет зоозащитников у Сейма, 14 марта 2024 года / Владислав Андреев, kontekst.lv

Да, теперь нам остается только показать обществу настоящую реальность — трупы животных, не давая отвернуться, заставить посмотреть в глаза суровой реальности и правде. И знаете что самое абсурдное? В действующем законодательстве есть нормативные акты, устанавливающие, как надо хранить и перевозить трупы животных, но до сих пор нет нормативных актов о том, как следить за жизнью животных в питомниках, где их разводят! Судя по всему, и не будет. И со всей регистрацией, чтобы Продовольственно-ветеринарная служба могла четко знать, кто несет за это ответственность, — тоже не будет. Но да, переносить трупы животных в несоответствии с нормами — это плохо и, может быть, аморально.

Оправдывает ли цель средства? Простите, дорогое общество, но да! На этот раз, да. Если сейчас у вас открылись глаза, и Вы увидели существующую ситуацию, то я очень надеюсь, что вы сможете всмотреться немного глубже — почему возникла эта проблема, как появляются такие трупы, откуда и почему! И самое главное: эти трупы — не просто трупы, это жертвы людей, нашего общества.

Владислав Андреев, kontekst.lv