Пятница, 23 февраля
Рига +5°
Таллинн +3°
Вильнюс +6°
kontekst.lv
arrow_right_alt Балтия

Эстонии открыли дверь в ядерную энергетику 3+

© Fermi Energia, малый модульный ядерный реактор в Эстонии

АЭС нового поколения на малых модульных реакторах в Эстонии может начать работу уже в 2032-2035 годах, после запуска Rail Baltica. В реальности этого прогноза и безопасности нашего будущего разбирался kontekst.lv.

Экспертная комиссия Международного агентства по атомной энергетике (МАГАТЭ) дала добро Эстонии на дальнейшее движение по пути развития ядерной энергии. Весной следующего года правительство и парламент страны должны будут дать принципиальное согласие на строительство АЭС. И в случае положительного ответа в Эстонии приступят к выбору места ее размещения.

Жители стран Балтии в период кризиса цен на энергоносители в последние два года стали внимательнее следить за своими счетами за электричество и газ и более благосклонно относиться к ядерной энергетике в целом. Согласно опросу общественного мнения, проведенному в августе этого года, 65% населения Эстонии поддерживают идею использования малой атомной электростанции нового поколения для обеспечения безопасности электроснабжения Эстонии.

Критики проекта утверждают, что проект строительства АЭС на малых модульных реакторах (ММР) имеет слабое коммерческое обоснование и «подводные камни», о которых умалчивают компании-производители.

Все могло сложиться иначе

Единственная в странах Балтии Игналинская АЭС была построена в Литве в 1983 году по проекту, схожему с АЭС в украинском Чернобыле. Решение о закрытии Игналины было принято в 2004 году после вступления Литвы в ЕС. Это было одним из условий вхождения страны в Евросоюз: в Брюсселе опасались «небезопасной» работы АЭС. Сама работа станции была не опаснее западных аналогов, но защита реактора типа РМБК — менее стойкая, например, там не предусмотрен защитный железобетонный купол. Литва получила средства ЕС на работы по остановке АЭС и обустройство могильника для консервации радиоактивных отходов.

Прекращение работы Игналинской АЭС в одночасье превратило Литву, Эстонию и Латвию в импортеров электроэнергии. При этом в наихудшей ситуации оказалась именно Литва. Эстония на тот момент могла рассчитывать на собственные горючие сланцы и даже долгое время экспортировала энергию: сейчас использование этих технологий признано неконкурентоспособным из-за более строгих экологических требований ЕС и высоких цен на квоты CO2. А Латвия также — благодаря каскаду ГЭС — в период половодья отправляет электроэнергию на экспорт.

Еще в 2006 году, для того чтобы избежать дефицита электроэнергии в регионе, главы правительств стран Балтии приняли решение о строительстве новой АЭС в Висагинасе. К финансированию проекта предполагалось привлечь иностранных инвесторов. Однако после парламентских выборов в Литве изменился взгляд на перспективы развития атомной энергетики, референдум о судьбе новой АЭС провалился из-за низкой явки. А в 2010 году был признан несостоявшимся и конкурс по привлечению нового инвестора для строительства АЭС.

К идее общебалтийской АЭС вновь попытались вернуться в 2012 году — в Вильнюсе был подписан меморандум глав правительств стран Балтии об учреждении новой компании, которая должна была заняться развитием проекта Висагинской АЭС. Премьер-министры также договорились о создании межправительственной рабочей группы. Однако дальше намерений дело не пошло. В январе 2016 года было объявлено, что работа над проектом Висагинской АЭС приостановлена из-за «неблагоприятной ситуации на рынке электроэнергии». Проект умер.

За занавесом переговоров

Пока официальные лица в Вильнюсе подписывали меморандумы и пытались привлечь инвесторов, руководство эстонской энергетической компании Eesti Energiа проводило активные консультации по вопросу возможного строительства и готовило собственные кадры именно для участия в проекте в Висагинасе. Четыре магистранта TUT/TalTech в области энергетики уехали за счет компании в шведский Королевский технологический университет для получения знаний в области ядерной энергетики и, защитив докторские, построили успешную карьеру, несмотря на провал проекта литовской АЭС. Они составили ядро эстонской компании Fermi Energia, заявившей целью строительства АЭС уже на территории Эстонии.

К тому времени идея строительства традиционных АЭС теряла сторонников по всему миру. Катастрофа на японской АЭС Фукусима-1 увеличила ряды скептиков и борцов с ядерной энергетикой. Рецессия снизила цены на электричество. Германия объявила о полном закрытии АЭС на территории страны. В Европе в целом заговорили о том, что век ядерной энергетики подходит к концу — из-за длительных сроков строительства и удорожания работ по сооружению традиционных АЭС, а также периодически случавшихся в ходе эксплуатации АЭС «инцидентов». В самой Эстонии правительство сделало ставку на сланцы, инвестировав 350 миллионов евро в строительство сланцевой энергостанции в Аувере.

Но буквально за пять последних лет ситуация на рынке изменилась. Растущие счета за электричество и отопление, непредсказуемость рынка традиционных энергоносителей в условиях войны в Украине заставили многих европейцев поменять свое отношение к ядерной энергетике. И проект Fermi Energia по строительству АЭС в Эстонии перестал казаться чем-то фантастическим.

Малая ядерная фантастика

Над проектами АЭС малой мощности начали работать еще с 60-х годов прошлого века. Атомоходы — океанские суда с ядерным двигателем, гражданские и военные корабли, подводные лодки на атомном ходу строятся и эксплуатируются уже с 50-х годов прошлого века. Из четырех атомоходов, которые в разное время с конца 50-х годов прошлого века эксплуатировались для перевозки грузов и пассажиров, на торговых путях задержался лихтеровоз «Севморпуть». Он может плавать во льдах толщиной до одного метра и обеспечивает грузами поселения в российской Арктике.

Но ММР — малые модульные реакторы — пока только начинают проходить обкатку в развитых странах. Сейчас в мире производят электроэнергию для гражданских целей по меньшей мере два малых ядерных реактора: с 2020 года на российской плавучей атомной теплоэнергостанции «Академик Ломоносов» у берегов Чукотки и в Китае, где экспериментальный реактор был подключен в сеть в 2023 году.

Fermi Energia, малый модульный ядерный реактор в Канаде

Критики эстонского проекта напоминают, что реактор Hitachi BWRX-300, который выбран для строительства, еще не прошел проверку в реальной эксплуатации. АЭС с таким реактором еще только строится в канадской провинции Онтарио и будет запущена в строй только в 2028 году. От ее успешной (или неуспешной) деятельности зависит не только проект строительства АЭС в Эстонии, но и целая серия АЭС на ММР в Польше, которая рассчитывает заменить ядерной энергетикой электростанции на буром угле — в этих проектах будут использованы 79 малых реакторов GE Hitachi BWRX-300.

Что предложили в Эстонии?

Если парламент и правительство Эстонии в 2024 году дадут согласие на использование атомной энергетики, строительство первого реактора нового типа в странах Балтии может начаться уже в 2026-28 годах. К 2032-му, а по консервативным оценкам, в 2035 году в странах Балтии может заработать первый ядерный реактор нового типа.

Строительство большой ядерной электростанции может занимать от 8 до 15 лет, а стоимость ее строительства оценивается в сумму до 9 миллиардов евро — примерно как вся Rail Baltica. Для сравнения, стоимость строительства АЭС на ММР в Эстонии оценивается в сумму около 1,5 миллиарда евро, рассказал kontekst.lv специалист по коммуникациям проекта Fermi Energia Андрес Ингерман. После ввода в строй двух реакторов эстонская АЭС сможет обеспечивать 600 МВт электроэнергии — это больше трети от пикового годового потребления в самой Эстонии.

Fermi Energia, Андрес Ингерман

Для строительства АЭС был выбран малый модульный реактор от GE Hitachi BWRX-300. «BWRX-300 — это десятое поколение кипящих водо-водяных реакторов от GE Hitachi Nuclear Energy. Применяемые в нем технологии подтвердили свою надежность в реакторах предыдущих поколений, а новые технологические решения прошли этап лицензирования в надзорной комиссии по ядерной безопасности США. На сооружение этого реактора уйдет меньше времени — модули будут производить и привозить в готовом виде прямо с завода», — пояснил kontekst.lv Ингерман.

АЭС Fermi Energia будет охлаждаться так же, как крупные атомные электростанции — используя воду из моря или карьера, в зависимости от выбранного места строительства АЭС. Для обеспечения охлаждения реактора в случае отключения электропитания над реактором установлены бассейны. Они могут обеспечивать непрерывное охлаждение в течение семи дней без участия персонала и дополнительной электроэнергии.

Не панацея в борьбе с выбросами

Почти одновременно с посещением Эстонии экспертов МАГАТЭ и планами по строительству первой ММР в странах Балтии в США был закрыт один из самых многообещающих проектов по строительству ММР — им занималась в штате Юта компания NuScale Power Corporation. Критики обвиняли компанию в поглощении многомиллионных грантов от министерства энергетики США и нереалистичных планах по экспорту ММР в Украину и Юго-Восточную Азию — в зону досягаемости российских и северокорейских ракет.

Кроме того, критики утверждают, что малые реакторы представляют собой более рискованный способ производства энергии. Дело в том, что плутоний, который используется для производства ядерного оружия, — это побочный продукт работы любой конвенциональной АЭС. Но один из видов ММР в качестве побочного продукта производства энергии производит «суперплутоний» — из которого легче производить ядерное оружие, чем из обычного. Но это не относится к эстонской АЭС, где планируется реактор совсем другого типа.

Есть вопросы к ММР и со стороны борцов с глобальным потеплением. Победа над ним возможна только за счет сокращения выбросов углекислого газа самым дешевым и быстрым способом. ММР таковым не является, отмечает в своей статье для Бюллетеня ученых-атомщиков (Bulletin of the Atomic Scientist) бывший заместитель по политике нераспространения ядерного оружия в Пентагоне времен Буша-старшего Генри Соколовски.

И атомная промышленность, и ее критики уже давно предпочитают использовать модели предельных затрат на снижение выбросов, чтобы определить, какие энергетически эффективные, но при этом экономные решения следует предпринять в первую очередь. Замена угольных электростанций на электростанции на природном газе, повышение эффективности, снижение спроса на энергию, улучшение систем передачи и хранения электроэнергии, а также использование возобновляемых источников энергии — все это должно произойти задолго до строительства новых атомных электростанций, считает автор.

Любая атомная электростанция проектируется и строится в соответствии с нормами МАГАТЭ. Обращение с радиоактивными материалами и их сохранность также подвергаются строгому контролю со стороны специалистов агентства. В рамках МАГАТЭ существует специальная служба, ответственная за это, — IAEA Safeguards.

Единственный выход

Как замечает Андрес Ингерман из эстонской Fermi Energia, даже если Эстония увеличит количество солнечных парков вдвое, а ветряков — в шесть раз, добавив батареи, она по-прежнему не сможет удовлетворить собственную потребность в электроэнергии зимой.

По утверждению Межправительственной группы экспертов по изменению климата (IPCC), органа ООН, занимающегося оценкой научных данных, связанных с изменением климата, без атомной энергетики на настоящий момент достижение климатической нейтральности невозможно.