Четверг, 30 мая
Рига +21°
Таллинн +20°
Вильнюс +23°
kontekst.lv
arrow_right_alt В мире

«Инкоммуникадо» строгого режима, или Кого и как в Беларуси держат в тюремном вакууме

© Наста Захаревич

После гибели в российской тюрьме оппозиционного лидера Алексея Навального белорусы еще громче забили тревогу: многие политзаключенные там уже больше года находятся за решеткой в состоянии «инкоммуникадо». Их близкие даже не знают — живы ли они. Kontekst.lv решил напомнить о судьбе некоторых из них.

КОНТЕКСТ. Режимом «инкоммуникадо» называют ситуацию, когда заключенный остается без связи с внешним миром — его лишают встреч с родными, адвокатом, любой корреспонденции, телефонных звонков, подолгу держат в штрафном изоляторе или помещении камерного типа. В остальное время администрация может запрещать людям общение внутри колонии под страхом штрафного изолятора (ШИЗО) для всех участников разговора.

Продолжительное заключение без права на общение запрещено резолюцией Генеральной ассамблеи ООН от 9 декабря 1988 года и Конституцией Республики Беларусь. Но ни международные, ни официальные белорусские правовые нормы, в реальной жизни в современной Беларуси не соблюдаются.

Продолжительность «инкоммуникадо», в состоянии которого находятся герои этого материала, указана по состоянию на 18 апреля 2024 года.

Николай Статкевич — 432 дня

Фото из личного архива Николая Статкевича

Бывшего профессионального военного Николая Статкевича Amnesty International уже трижды признавала узником совести. Он начал свою борьбу за демократическую Беларусь и за белорусскую национальную идею еще во время СССР. Тогда же он разработал и концепцию создания белорусской армии. В то время, когда проходил путч, Статкевич организовал Белорусское объединение военных, из-за чего спустя несколько лет был уволен в запас «за дискредитацию офицерского звания». Так он стал профессиональным политиком, делавшим упор на уличную борьбу.

Проанализировав образ Лукашенко как «сильного патриархального самца и мачо», Николай Статкевич пришёл к выводу, что победить его сможет тот, кто окажется еще сильнее.

Последний на данный момент арест Статкевича произошел за несколько месяцев до президентских выборов 2020 года. Очевидно, власти опасались, что он сможет взять на себя руководство толпой на протестах. Судили его в итоге по статье об организации массовых беспорядков и дали 14 лет лишения свободы в колонии особого режима.

В январе 2024-го года, когда в Беларуси прошли массовые задержания как бывших политзаключенных, так и родственников людей, сейчас находящихся за решеткой, силовики пришли и к жене Николая Статкевича Марине Адамович. Ее осудили по статье «за мелкое хулиганство» и отправили на 15 суток в изолятор временного содержания.

Связи с самим Николаем Статкевичем нет уже больше года. В колонии его лишили единственной в году передачи, свиданий и права на звонки. Письма также, судя по всему, не проходят. Через «вторые руки» известно, что он по очереди сидит то в одиночной камере, то в штрафном изоляторе.

Максим Знак — 430 дней

Из личного архива Максима Знака

Кандидат юридических наук, преподаватель и успешный юридический консультант Максим Знак в 2020 году познакомился с Виктором Бабарико, который планировал баллотироваться в президенты Беларуси, и занялся юридической работой его штаба.

Арестовали Максима в сентябре 2020-го, он в знак протеста объявил голодовку, которую держал неделю. Спустя несколько месяцев ему добавили новые обвинения. Судили Знака в итоге по трем статьям — за призывы к действиям против национальной безопасности, сговор с целью захвата государственной власти неконституционным путем, создание экстремистского формирования и руководство им.

Юрист получил 10 лет лишения свободы в условиях усиленного режима. В 2022 году КГБ Беларуси внес его в список лиц, «причастных к террористической деятельности». Также он есть в списке лиц, «причастных к экстремистской деятельности».

Полтора года его родные вели в Telegram канал, в котором публиковали отрывки из писем Максима — рассказы о жизни в заключении, списки прочитанных в тюрьме книг, собственные рассказы и стихи. Под давлением администрации колонии они перестали это делать осенью 2022 года.

Уже год прямой связи с Максимом Знаком нет. По информации, полученной от третьих лиц, известно, что он практически не выходит из ШИЗО.

Мария Колесникова - 428 дней

Из личного архива Марии Колесниковой

Судили известную оппозиционерку Марию Колесникову вместе с Максимом Знаком и по тем же статьям. Ее приговорили к 11 годам лишения свободы в колонии общего режима.

В прошлом Колесникова жила в Германии, выступала на концертах как флейтистка, организовывала международные культурные проекты. В 2017-м году она стала арт-директором культурного хаба «ОК16» в Минске, организованного «Белгазпромбанком». А председателем правления этого банка был Виктор Бабарико. И когда спустя три года он заявил о своих политических амбициях, Колесникова решила его поддержать.

Когда Бабарико арестовали, Мария Колесникова стала главным лицом его штаба и объединилась со Светланой Тихановской и Вероникой Цепкало в женское оппозиционное трио. Они вместе ездили по стране и агитировали людей голосовать за Тихановскую.

В сентябре 2020-го силовики похитили Марию Колесникову и пытались силой вывезти в Украину, но на пограничном переходе она порвала свой паспорт. В итоге ее арестовали, и с тех пор она находится в заключении.

Известно, что в заключении Марию госпитализировали с прободной язвой и перитонитом. После успешной операции и перевода в медицинский стационар колонии она смогла встретиться с отцом — его пустили к ней на свидание.

Точных данных о ее нынешнем состоянии нет. Последнее, что известно — прошлой весной ее держали в одиночной камере, а на построение иногда выводили под руки.

Игорь Лосик — 423 дня

Из личного архива Игоря Лосика

До ареста Игорь Лосик был известным блогером и консультантом белорусской службы «Радио Свобода». Его арестовали в июне 2020-го года и обвинили в организации и подготовке действий, грубо нарушающих общественный порядок, либо активном участии в них.

В декабре он объявил голодовку, и его жена Дарья сделала то же самое в знак солидарности. Она прекратила голодовку спустя неделю из-за давления силовиков на семью, а Игорь продолжал голодать 42 дня. Через несколько месяцев он объявил уже сухую голодовку, за что его поместили в карцер. Через четыре дня он стал снова пить и есть.

После полутора лет в СИЗО Лосика приговорили к 15 годам лишения свободы в колонии усиленного режима. Его признали виновным в «разжигании социальной вражды и розни и в организации массовых беспорядков». Дарья Лосик продолжала бороться за мужа, и в октябре 2022 года ее тоже арестовали и приговорили к двум годам колонии общего режима за «содействие экстремистской деятельности».

В марте прошлого года Игоря Лосика в очередной раз поместили в ШИЗО, из-за чего он объявил голодовку и порезал себе руки и шею.

Сергей Тихановский — 406 дней

Из личного архива Сергея Тихановского

Блогер и муж Светланы Тихановской, прославившийся тем, что ездил по белорусской глубинке и давал людям возможность свободно высказываться об их проблемах, планировал баллотироваться в президенты Беларуси и был превентивно арестован за два с половиной месяца до выборов. Полтора года он провел в СИЗО, после чего его осудили за «организацию массовых беспорядков», «разжигание социальной вражды», «воспрепятствование работе ЦИК» и «организацию действий, грубо нарушающих общественный порядок». Сергея Тихановского приговорили к 18 годам лишения свободы в колонии усиленного режима.

Летом 2022 года его внесли в список лиц, «причастных к террористической деятельности», усилили режим и перевели на тюремный режим на три года. После этапирования в Жодинскую тюрьму его отправили в ШИЗО на два месяца. За «злостное неповиновение требованиям администрации исправительного учреждения» Тихановскому добавили еще полтора года тюремного срока.

Светлана Тихановская баллотировалась на выборах вместо мужа, стала лидером демократического движения и, вероятно, победила на выборах президента Беларуси, но была вынуждена уехать из страны в целях безопасности. Вместе с детьми она живет в Литве. Не раз получала сообщения о смерти мужа, но они не подтверждались. Впрочем, информации о том, в каком состоянии сейчас находится Сергей Тихановский, также нет.

Виктор Бабарико — 357 дней

Из личного архива Виктора Бабарико

В прошлом Виктор Бабарико был председателем правления «Белгазпромбанка» и крупным меценатом. С его помощью в Беларусь вернулись и выставлялись работы Марка Шагала, Хаима Сутина и других известных художников. А в 2020-м году он заявил, что будет баллотироваться в президенты. Инициативные группы собрали 400 тысяч подписей в его поддержку, но Бабарико арестовали еще до регистрации кандидатов в президенты и регистрировать его отказались.

Его обвинили в получении взятки в особо крупном размере и в легализации средств, полученных преступным путем, и приговорили к 14 годам колонии усиленного режима. Там он работал сначала в хлебопекарне практически без вентиляции и с температурой воздуха около +30 градусов. После — на сжигании древесного угля, и это уже была работа на холоде и без доступа к бытовому помещению. Виктора Бабарико неоднократно помещали в ШИЗО.

Последние новости о политике были в апреле 2023 года. Тогда его доставили в Новополоцкую больницу с жидкостью в легких. Вскоре представитель администрации колонии заявил, что Бабарико «жив и здоров» и продолжает отбывать наказание. Никакого подтверждения этим словам найти не удалось.

После госпитализации Виктора Бабарико прошли задержания медиков, работающих в этой больнице. Они получили административный аресты и штрафы. Точная причина задержаний неизвестна.