Четверг, 30 мая
Рига +21°
Таллинн +20°
Вильнюс +23°
kontekst.lv
arrow_right_alt Мнения

Пустующая жемчужина. Потеряет ли государство дворец в Межотне?

© F64

В Земгале, в заповедном Межотне (80 километров от Риги) с 1802 года обретается архитектурная жемчужина — Mežotnes pils, настоящий дворец. Уже три года эта жемчужина пустует, ее выставили на продажу, а тем, кто хочет, чтобы она и дальше осталась общественным достоянием Латвии, придется побороться. Kontekst.lv выяснил — в чем проблема.

Оказалось, что дворец в Межотне в последние годы не окупался ни как музей, ни как гостиница, и пару лет назад закрылся. Родное Valsts nekustamie īpašumi изготовилось продать дворец, поскольку не могло найти арендатора. Хотя здание отличное, реконструированное полностью в 2001-м. И не в цене дело, а потому что там много загвоздок (мне знающие царедворцы сказали) — условия в договоре о продаже на аукционе такие, что еще тыщу раз подумаешь, а покупать ли.

Короче, собралась инициативная группа — легенда и некогда долголетний директор Рундальского дворца (до которого от Межотне всего четыре километра), ныне пенсионер-художник Имантс Ланцманис, эстрадный певец Иго (Родриго Фоминс, у него в трех километрах художественная студия Ceplis), экс-президент Латвии Валдис Затлерс и другие. Они по очереди призывали государство как можно скорее выделить средства, чтобы сделать Межотне филиалом Рундале. Например, оформить прекрасное здание аксессуарами старины (Ланцманис может многое!), обустроить еще краше уже существующий парк, который сейчас несколько запущен (то же Рундале тому пример), построить небольшой мост через Лиелупе — в общем, отличная идея! Пусть будет филиалом! И вот вам тогда «день дворцов» — сперва в Рундале можно съездить, а потом и в филиал.

Андрей Шаврей

Пресс-конференция проходила в роскошном купольном зале (которым наслаждался еще граф Ливен). Предложили задавать вопросы. Все молчат. Я тяну руку. Спросил Затлерса — он выступал последним и его последняя фраза была знаковая (с упоминанием Valsts nekustamie īpašumi и Минкульта): «Господин Затлерс. Так в чем проблема? Кто тормозит процесс? Озвученные вами в конце две организации?» Затлерс стал дипломатично объяснять, что тормозов нет. Что необходима инициатива людей для сохранения памятников культуры. Ну, еще и 300 тысяч евро надо. В год. Для начала.

Кстати, среди членов инициативной группы — Регина Дейчмане. Она является владелицей малого замка Межотне. Может себе позволить — по сути, тот малый дворец — не дворец, а классическое имение. А еще она руководитель Фонда Петериса Васкса, нашего великого композитора, произведения которого звучат по всему миру (соответственно, в его фонд, который поддерживает таланты, идут и авторские). И кстати, малый дворец открыт для посетителей — в частности, в августе здесь постоянно проходит очень востребованный фестиваль Петериса Васкса, билеты продаются. Так вот, Регина сказала, что содержание дворца Межотне стоит 100 тысяч евро в год, а превращение его в филиал Рундале требует дополнительные 200 тысяч евро. Но... у Минкульта нет этих денег!

Но я подозреваю, что вот теперь явно найдутся, раз уж там присутствовала парламентский секретарь министерства культуры Агнесе Лаце, и она не протестовала, даже сказала слова в поддержку инициативы. Попробовала бы не поддержать, в президиуме — звезды культуры и политики, в зале — представители ведущих пресс-изданий страны.

Инициативная группа — за сохранение дворца Межотне в руках государства и создание в нем филиала Рундальского дворца / Андрей Шаврей

«Это политический вопрос!», — сказал мне под диктофонную запись после пресс-конференции господин Затлерс. До осени этот вопрос должны решить. И опытный царедворец Ланцманис (царедворец в прямом смысле — столько лет был директором дворца в Рундале!) также публично сказал с видимым удовлетворением: «Я вижу, что вопрос будет решен положительно в ближайшее время...»

После меня вопросов не было. Все пошли индивидуальные интервью брать и пирожки есть. Но я все же скажу, что ко мне потом подошла дама в годах. Думаю, не выдам секрета, если скажу, что это представительница комиссии по сохранению национального культурного наследия. Сказала, что банальные, если не сказать, элементарные вопросы у нас решаются столь долго. «Иногда по пять и более лет», — сказала собеседница явно со знанием дела. Если вообще решаются — домыслил я уже за собеседницу.

F64

Повезло разрушавшемуся рижскому Дому Вагнера с экс-премьером Марисом Гайлисом, который имеет статус, доверие, мозги и хватку — привлек финансирование аж на уровне Бундестага под патронажем президентов Латвии и ФРГ! Будет нам восстановленный Дом Вагнера в Старой Риге! А сейчас явно повезло Межотне с Затлерсом (и с Иго, и с Ланцманисом).

Также, как повезло, кстати, с меценатом Евгением Гомбергом мемориальным доскам и памятнику Золотому рыцарю, которого вскоре все же поставят в Старой Риге (информация официальная). Но с тем же рыцарем история заняла чуть ли не десятилетия и резвый Гомберг, который отличается великолепным литературным даром, уже наваял большой фолиант — на латышском (потом будет и на русском) о своей неистощимой борьбе с чиновниками и такой иногда дуростью, что ярый критик русского чиновничества XIX века Салтыков-Щедрин отдыхает.

Но почему все столь долго и сложно? Почему у нас все время долгая дорога в дюнах? Почему, как если что, надо срочно вызывать экс-президента и прессу, как какую-то «скорую помощь»? Хотя эти вопросы должны решать профессиональные чиновники, мы им за это зарплаты платим. Учитывая, что страна наша все же не нищая, как в девяностые…

Напомню, что придумав Большую музыкальную награду в 1993-м, тогдашний министр культуры Раймонд Паулс денег к ней не приложил, сумма появилась позднее, лет через десять. Но на то было обоснованное оправдание от самого Маэстро: «Ну что поделаешь, если страна нищая?» Сегодня мы не такие уж нищие.

Во всяком случае, убежден, что Латвия может себе позволить иметь в своем имуществе творение Кваренги. И может из него сделать еще одну истинную жемчужину культуры, как это все же сделали с тем же Рундале, хотя лет 30 назад казалось, да кто туда в такую глушь поедет? Со всего мира едут!

А сейчас «решить вопрос» позвали доктора Затлерса, все же человека статусного. Все же экс-президент!.. Раз уж доктор Затлерс сказал, что нужна решимость человеческая, чтобы создать инициативную группу по спасению памятника архитектуры и культуры, то я выдвигаю такую инициативу — пожалуйста! Просто вопрос в том, кто и как скоро ее поддержит.

Стоит в Ильгюциемсе бывший аэропорт Спилве — кто хочет? Из здания 1954 года пытались художники сделать дом творчества, пару раз проводили там масштабные выставки, только и всего. Но художников я знаю — как правило, из них организаторы, как из меня Борис Тетерев. Увы, Латвии вряд ли в обозримом будущем повезет с меценатом Тетеревым, который быстро «решил вопрос» с дворцом Рундале, хотя цена там была не 300 тысяч евро, как сейчас, а многомиллионная (причем, в латах еще). Такие раз в сто лет рождаются, это был подарок с неба.

Здание в Спилве продолжает разрушаться, хотя это памятник архитектуры, пусть и «сталинский ампир». Нет лучше места для того, чтобы сделать там рядом, на бывшей взлетной площадке под открытым небом, парк советского периода (наподобие парка «Грутас», что сделали мудрые литовцы у себя).

А пока что предложение, желание, просьба — латвийской стране нужны новые понимающие политики, меценаты и отсутствие всяких бюрократических моментов. Да, и 300 тысяч надо в данном случае. В год.

F64