Суббота, 24 февраля
Рига +7°
Таллинн +4°
Вильнюс +9°
kontekst.lv
arrow_right_alt Мнения

Недисциплинированная Латвия. Время затягивать пояса?

Офис Европейской комиссии в Брюсселе © Гиртс Озолиньш, MN

Позабытое было словосочетание «консолидация бюджета» на этой неделе окончательно вернулось в европейскую повестку. После четырехлетней отсрочки из-за многочисленных внешних кризисов Еврокомиссия решила напомнить странам ЕС о важности фискальной дисциплины. Досталось и Латвии.

Эффект дежавю

Подготовленный Латвией план госбюджета на 2024 год не полностью соответствует рекомендациям, касающимся расходов, сообщила на этой неделе Еврокомиссия. Как пояснил исполнительный заместитель председателя ЕК Валдис Домбровскис, ближайшие годы Латвии придется сокращать свой дефицит бюджета, чтоб он не превышал 3% от ВВП.

Что такое консолидация бюджета, сам Домбровскис помнит хорошо. Именно ему как премьер-министру Латвии в свое время пришлось наводить порядок в государственной бухгалтерии, расплачиваясь по долгам политики «жирных лет» и банкротства банка Parex.

В 2023 году ситуация выглядит иначе: у Латвии нет гигантского внешнего займа, но экономика страны ослаблена пандемией коронавируса, последствиями российско-украинской войны, энергетическим кризисом. Градус тревожности добавляет инфляция, высокие процентные ставки и внешнеполитическая неопределенность. Согласно уточненным прогнозам Еврокомиссии, в нынешнем году ВВП Латвии сократится на 0,2%. И это будет первая рецессия за последние 12 лет, за исключением пандемийного 2020 года.

Период турбулентности

Похожие трудности переживают многие страны Европы. Наиболее стремительный спад ВВП в этом году Еврокомиссия прогнозирует в Эстонии (-2,6%), Ирландии (-0,9%), Венгрии (-0,7%), Люксембурге (-0,6%) и Литве (-0,4%). Наибольший рост ожидается на Мальте (+4%), в Хорватии (+2,6%) и Греции (+2,4%).

В целом по ЕС Еврокомиссия ожидает небольшой рост экономики на 0,6% в 2023 году и на 1,3% в 2024-м. Инфляция в ЕС в этом году прогнозируется в пределах 6,5% (в Латвии 9,3%).

На этом фоне все громче звучат призывы к Еврокомиссии пересмотреть правила фискальной дисциплины (так называемые правила Пакта стабильности и роста). Их приняли еще в конце 1990-х, когда государства члены ЕС, которые намеревались перейти на евро, должны были сохранить свой бюджетный дефицит ниже 3% валового внутреннего продукта (ВВП), а государственный долг ниже 60% по отношению к ВВП. Некоторые экономисты считают эти цифры устаревшими. Еврокомиссия готова обсуждать реформу (и в апреле этого года даже выступила с некоторыми инициативами), но пока упорно держится за существующие показатели.

В период пандемии Covid-19 и последовавшего за ней энергетического кризиса Брюссель, по сути, закрывал глаза на чрезмерные траты национальных правительств, понимая важность поддержки населения и бизнеса, однако сейчас ситуация меняется. От государств ждут финансовой дисциплины, напоминая, что в противном случае страну можно и оштрафовать. До сих пор эта норма ни разу не применялась (хотя формально основания были в случае с Грецией и Италией). Сейчас Еврокомиссия демонстрирует готовность к жестким мерам. Самой суровой критики на этой неделе из-за несбалансированных бюджетов на 2024 год удостоились Франция, Бельгия, Хорватия и Финляндия.

Выбор стратегии

Латвия вписывается в показатели госдолга, но уже несколько лет превышает стандарт для бюджетного дефицита. По сути, сейчас у страны есть четыре возможные модели поведения.

Игнорировать. Так долгие годы поступают страны Южной Европы, а также Франция и Бельгия, имеющие традиционно высокие расходы на социальные нужды. В Бельгии, например, пособие по безработице выплачивается фактически бессрочно, а во Франции, где очень сильны профсоюзы, возраст выхода на пенсию до сих пор составляет 62 года (в Латвии постепенно повышается до 65 лет). Французам обещаны пенсионные реформы, но к нынешнему латвийскому стандарту они приблизятся только к 2030 году. Французский бюджет на следующий год содержит дефицит в 4,4% от ВВП, а соотношение долга к ВВП достигает 110%. Впрочем, как утверждают представители французских властей, несмотря на критику Еврокомиссии, Париж не намерен пока что-либо менять.

Урезать расходы. К подобным непопулярным мерам сейчас приступает Германия. Берлин традиционно выступает за жесткие меры дисциплины, однако события последних четырех лет нарушили баланс и в строгих германских отчетах. Министерство финансов Германии уже распорядилось заморозить все дополнительные расходы. Прогнозируется, что объем консолидации превысит 50 миллиардов евро, что может повлиять как на планы инвестировать в «зеленую экономику», так и на объемы помощи Украине.

Повысить налоги. По такому пути пошла соседняя Эстония. Вопреки протестам населения и бизнеса, со следующего года там повысят на два процентных пункта ставки НДС, а с 2025 года ставку подоходного налога. Планируется также пересмотр различных госпошлин и налоговых льгот. Министр финансов Март Вырклаэв предупредил, что для приведения государственного бюджета в порядок и покрытия будущих обязательств в ближайшие годы налоговую нагрузку, возможно, придется еще раз увеличить.

Проводить реформы. Технически это самый сложный сценарий, поскольку требует долгосрочных непопулярных решений на всех политических уровнях (от государства до самоуправлений). В абсолютных цифрах Латвия тратит достаточно много денег и на медицину, и на образование, однако услуги здравоохранения остаются малодоступными для населения, а латвийские вузы все ниже опускаются в международных рейтингах.

За последние пять лет (2017-2021) затраты на рабочую силу в Латвии росли в три раза быстрее, чем производительность, говорится в последнем отчете, подготовленном Латвийским советом по производительности и Латвийским университетом. В 2021 году уровень производительности в Латвии составлял только 56,9% от среднего уровня ЕС, и это был один из худших показателей среди 27 стран. Простыми словами это означает, что деньги тратятся неэффективно, и каждый евро, вложенный в латвийскую экономику, приносит слишком мало добавочной стоимости. Наша страна существенно отстает от Литвы и Эстонии по темпам внедрения инноваций и интенсивности притока инвестиций. Ситуацию усложняет многолетний дисбаланс на рынке труда, а именно дефицит квалифицированных работников, особенно в сфере ИТ и инженерных отраслях.

Логично предположить, что в этот раз правительство Латвии попробует удовлетворить запросы Еврокомиссии традиционными «декоративными» способами: сокращение незанятых вакансий в госаппарате, перепланировка бюджетных программ, отказ от каких-то обязательств «бюджетникам». Но глобальный вопрос, что делать с латвийской экономикой, остается открытым. Экономический кризис 2008 года не научил латвийских политиков мыслить стратегически. И предстоящее вступление Латвии в трехлетний цикл европейских, муниципальных и парламентских выборов сильно снижает вероятность каких-либо структурных реформ.